Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ельцов А.И.: Фермеры и негодяи. История из жизни

03.10.2014

Ельцов Алексей Иванович, бывший фермер Калужской области


ФЕРМЕРЫ и НЕГОДЯИ. История из жизни

Просматривая свои старые бумаги, я наткнулся на пару своих фермерских статей 90-х лет. Перечитал. И всколыхнулось многое, кое-что уже забытое.

Первые фермеры СССР, затем - бывшего СССР. Именно так, ибо фермерство начиналось ещё при «живом» Советском Союзе. Это были интереснейшие инициативные люди с ясным представлением, чего они хотят. Более половины из них были с высшим образованием и почти 90% - городские жители. Многие из них имели престижную хорошо оплачиваемую работу, уютный и устроенный городской быт и жильё. Но охваченные неподдельным энтузиазмом объявленной перестройки и искренне поверив в неё, решились на крутое изменение своей жизни – переехать жить и работать в село.

Судьба этой первой волны добровольных сельских предпринимателей (не люблю слово, не отражающее сути российского крестьянства, – фермер, но приходится его употреблять для краткости) драматична, если не сказать – трагична.

На примере начальной фазы развития фермерства в Калужской области покажу некоторые типичные, думаю, и главные моменты судьбы российского сельского хозяйства, да и традиционного русского крестьянства.

Так называемое, фермерство начиналось ещё в СССР. Благодаря появившемся в СССР времён перестройки законам и «партийным указаниям», энтузиасты, пожелавшие сменить городской быт на сельский, появились на селе уже в 1989-1990гг. Так и наша группа в составе 10 человек «десантировалась» в Калужскую глубинку в конце 1990 года. Группа довольно быстро распалась на более мелкие группки; кто-то, приехавший лишь на разведку с неизвестными целями, кто-то вообще отпал. Но оставшиеся энергично и настойчиво начали свою новую, никому почти незнакомую деятельность.

И тут мы вплотную и надолго столкнулись махровой российской бюрократией, которую в течение нескольких лет вынужденно пришлось хорошо изучить. Вопрос проявления и появления бюрократии настолько важен, что ему необходимо посвятить своеобразное предисловие.

Бюрократия

Бюрократия, кажется, существовала всегда: и при царе, и при коммунистах, и в современной РФ, и при социализме, и при капитализме. Сущность её одна и та же независимо от общественного строя и времени.

В первые годы после развала СССР в нашей стране энтузиасты строительства новой сельской жизни были не только отечественного «производства». К нам залетали и искренние доброжелатели из других стран: Германии, США, Канады и др. Они приезжали на наши первые фермерские съезды и другие мероприятия с сильным желанием помочь бывшим «совкам» строить новые капиталистические отношения в сельском хозяйстве. Привозили с собой журналы и другую литературу на русском языке, где было интересно почитать, как там «у них за кордоном».

Помню на одном из первых всероссийских съездов АККОР американские фермеры дали нам несколько советов, которыми мы, в своём большинстве, увы, не воспользовались в последствии. Что нас удивило, так это то, что они говорили в первую очередь не о самом сельском хозяйстве, не о его технологиях, а бюрократизме и бюрократах, которые, по их мнению, одинаковы, что при социализме, что и при капитализме. Для борьбы с ними предлагали нам с самого начала объединяться в какие-либо системные структуры, например, в союз кооперативов. Создавать при таких союзах управление на общественных началах и т.п. Увы, и к этой рекомендации мы тогда не прислушались должным образом, о чём в последующем были лишь запоздалые сожаления.

Один американский фермер, Джин Лонгдон, имея в виду бюрократию, выразился так: «Единственное на что стоит тратить деньги – это своя независимость». Соглашаясь с этим в принципе, мы в процессе обычной жизни легкомысленно забывали об этом.

И ещё один факт хочу привести, который затронул мои душевные струны. В период «перестройки и ускорения», объявленных трижды предателем Горбачёвым, кратковременно дали возможность в СМИ публиковать самые различные и самые смелые мнения. Тогда в одной из центральных газет было напечатано письмо умирающего пожилого человека, ветерана Великой Отечественной войны 1941-1945гг. Перед близкой кончиной его больше всего волновал лишь один вопрос – бюрократия. Это пронзительное по искренности письмо предлагаю здесь полностью, тем более что оно сейчас так же актуально:

«Дорогие товарищи! Много раз я хотел включиться в разговор о бюрократизме, который вы ведёте. Загруженность работой отодвигала исполнение благих намерений. Теперь откладывать некуда: мне осталось жить считанные дни. И не могу уйти, не высказав свою точку зрения.

Мне довелось прожить тяжёлую жизнь. Но самым трудным была не война, не участие в Сталинградской битве, в Курском сражении (где я был ранен), а борьба с тем бюрократом, который, как полагают некоторые участники разговора, «пришло время изучать». Изучать – и только? А сколько лет нам ещё понадобиться для изучения? Разве мало у нас недостатков в экономике по вине бюрократов всех мастей?

Но многие предпочитают мириться с бюрократизмом и советуют: да плюнь ты, живи проще!

Главная беда в том, что вокруг «конфликтующего» работника сразу создаётся стена общественного осуждения и недоброжелательства, ибо он мешает спокойно жить. И многие, в том числе и я, под воздействием этого мнения идут на компромисс, вредность которого для дела осознаёшь через годы.

Надо до конца понять простую истину: НИКОГДА НЕ ПОБЕДИТЬ СТАРОЕ БЕЗ БОРЬБЫ. Этот диалектический закон мы плохо умеем прилагать к нашей жизни.

БЮРОКРАТАМ В КАЖДОЙ ОРГАНИЗАЦИИ НАДО ОБЪЯВИТЬ «ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ». Вокруг участников такой войны сложится здоровая психологическая обстановка. Да и сами участники будут понимать смысл своих потерь: на войне как на войне.

Я потерял слишком много – 20 лет. Столько лет я добивался в научном институте реализации идеи по созданию технической базы промышленного семеноводства. И ничего не достиг, натыкаясь на бюрократизм заведующего отделом В. Лосева и бывших руководителей института (их недавно сменили). У меня как специалиста бюрократы отняли возможность трудиться на благо страны. Фактически отняли смысл 20-ти лет моей жизни. И это особенно горько сознавать, умирая.

ВАСИЛЬЕВ»

Если мне повезло, и мой читатель вдумчив и неспешен, то он разделит со мной то впечатление и чувства, которые возникают после прочтения письма. Человек прожил трудную жизнь и … умирает. Но озабочен он не распределением материального наследства, не как и где его похоронить, а улучшением жизни всей страны. И указывает, как настоящий борец, на одну из главных причин неурядиц в стране – бюрократию, которая стала одной из причин развала великой державы – Советского Союза. В одном ему повезло: он умер ещё в СССР, счастливо избежав тех сильнейших душевных переживаний, которые загнали в могилу многих и не только ветеранов.

Он ещё в письме верит в перестройку и призывает к коллективной борьбе за лучшее…. Знал бы он, что скоро большинство «организаций» перейдёт в руки «хозяев», и в них сложится совсем другая, совершенно чуждая советскому коллективизму, обстановка. Знал бы он, что бюрократизм при строе, который придёт на смену советскому, бюрократизм расцветёт махровым цветом, что взятки почти узаконятся, что общество разделят, что заплату будут выдавать в личных конвертах, что люди не будут знать, сколько получает твой коллега, что о какой-то общей коллективизированной борьбе в «организациях» и помыслить никто не сможет.

Товарищ Васильев честно жил, честно выполнял свой долг перед Родиной и достойно умер. Нам бы так….

Однако вернёмся на первое.

Пожалуй, я остановлюсь только на этой стороне капиталистического преобразования сельского хозяйства России – на бюрократии. Отрицательная роль её велика и значительна во всех областях человеческой деятельности. Бюрократы-чиновники – это особая, весьма живучая каста, и борьба с ней возможна только всем миром. Кратко причинами бюрократии можно назвать корысть (личная нажива) и зависть. Но есть ещё и те потаённые силы, которые используют бюрократов в более масштабных целях.

Фермеры - первая волна

Как я уже говорил, первые фермеры – предприимчивые, сильные, инициативные, по настоящему смелые люди. Добавлю – в своём большинстве. Была ещё небольшая доля авантюристов. Конечно же, каждый не без недостатков, иногда и довольно досадных, но все они были Личностями.

Новые законы, дающие надежду, нас вдохновили, и стремление поскорее воплотить задуманное было настолько сильным, что мы слишком торопились в личном плане. Стремление же к объединению было хоть и понимаемым, но не настолько сильным, чтобы создать поистине сильную структуру. Тем не менее, структура была создана в 1990г, как центральная в Москве – АККОР (Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России), так и в Калужской области АККОКО (Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов Калужской области).

Первым президентом АККОКО был Павел Иванович Фрей. Началось лавинообразное увеличение числа фермеров. Многие из вступавших в АККОКО рассчитывали на немедленную помощь для решения именно своих проблем; о перспективной защите от бюрократии мало кто тогда думал. А это был ещё Советский Союз; нехватка сельхоз техники, строительных материалов и прочего было ещё характерной чертой доживавшего последний год СССР. Поэтому распределение поступающей техники и прочего во-первых, было двухступенчатым: сначала в департаменте сельского хозяйства области, затем в АККОКО. Во-вторых, не могло всех удовлетворить. Некоторые фермеры, не желая вникать в общие проблемы, так и заявляли: «Я вступил в ассоциацию для того, чтобы урвать для себя; мне колхозные правила ни к чему!»

Ассоциация, только что сама родившаяся в муках, конечно же, не могла справиться со всеми задачами. Пошли обиды, недовольства и склоки…. Потом – исход некоторых, возлагавших на ассоциацию личные надежды.

Внутренние причины некоторого распада ассоциации были, на мой взгляд, следующими:

· Излишнее упование на ассоциацию, как на организацию, которая принесёт всё на блюдечке.

· Слабая работа ещё неопытного правления, работавшего на общественных началах.

· Освобождённое чувство частной собственности, своего личного дела, перехлестнуло через край и не позволило укрепиться чувству солидарности. Многим хотелось «всё и сейчас». Наиболее пробивные, разочаровавшись в ассоциации, стали рыскать в одиночку по инстанциям, департаментам, главам, депутатам, а кое-кто и по головам товарищей.

Эти три внутренние причины очень хорошо использовали чиновники-бюрократы и, руководствуясь древнейшим принципом «Разделяй и властвуй!», явились внешней – решающей – причиной разрушения единства фермерского движения.

Вот на этой главной причине и остановимся подробней.

Обстановка в период перелома

Чтобы полнее и реальнее представить положение фермеров в общих событиях в стране того времени, необходимо эту атмосферу хоть немного изобразить, начиная с самого центра, то есть с Москвы. С 1990 по 1993 годы были временем необычайного всплеска энергии масс, множества кардинальных событий, жестокой борьбы, трагических перемен и большого нервного напряжения. Старое ломалось с большой скоростью, нового ещё не было.

Подобное было в нашей стране в начале 20 века. Есенин:

Ещё закон не отвердел,

Страна шумит, как непогода,

Хлестнула дерзко за предел

Нас опьянившая свобода.

Особенно мне запомнились события второй половины 1991 года. Когда распался СССР, и Ельцин объявлял свои обещания народу, он особенно упирал на ликвидацию бюрократизма и обещал свободу предпринимателям всех уровней, а также прямого распределения государственных средств, в частности, в сельском хозяйстве. Многие чиновники, ещё советского образца, департамента сельского хозяйства Калужской области сильно приуныли. Я был очень удивлён, когда один из первых людей в сельском хозяйстве области в раздумье сказал: возможно, скоро я приду к вам, в Ассоциацию, каким-нибудь исполнительным директором, ибо опыт и знания местных условий у меня есть. Если возьмёте, конечно. В течение каких-то 2-3 месяцев после прихода Ельцина к власти, такое настроение среди чиновников было распространённым.

Но шло время. Большие чиновники-пенсионеры как-то быстро ушли с должностей, от тревог и напряжений. А те, кто помоложе, застыв в ожидании, вдруг обнаружили, что никто их не тревожит, что как всё шло, так и идёт. Тут, наверное, они поняли, что любая власть без них не обойдётся. И… начали оживать и проявлять своеобразную активность.

И в первую очередь эта активность коснулась распределения спускаемых из центра средств.

Пока ещё не было чёткой структуры и технологии распределения средств среди фермеров, не хватало соответствующих законов и подзаконных актов. А деньги, между тем, спускались в соответствии с новыми российскими законами и требованиями фермеров. И деньги немалые, надо сказать. Поступали же они по старинке в департамент сельского хозяйства….

Параллельно же шла жестокая борьба за власть в области: сменялись и районные, и областные начальники, приходили так называемые демократы. С ними – новое их окружение, часто неизвестно откуда появившиеся люди. Было много обещаний, славословия в адрес «простых людей», в том числе и фермеров. С нами откровенно заигрывали и однажды собрали большое общее собрание фермеров. Присутствовало всё высокое начальство области во главе с губернатором. Подготовлено всё было с размахом, денег на организацию не пожалели. Очевидно, что ожидали в торжественной, несколько даже помпезной обстановке, услышать хвалу демократии, лишь в крайнем случае - с долей критики, которая «слабит легко и нежно», как писал Маяковский.

Но вместо этого на руководство обрушился град острых вопросов, требований наказать конкретных чиновников на местах, виновных в нарушении законов, в зажиме, в откровенном издевательстве сельских предпринимателей. Честно и смело люди рассказывали о своих мытарствах, а в президиуме, не ожидая такого, улыбались, делали удивлённые глаза, пытались отшучиваться. И это в те моменты, когда женщины плакали на трибуне, рассказывая о своих жизненно важных проблемах.

Начальство обещало разобраться, короче, занималось обычной демагогией, лишь бы погасить волну поразительной солидарности, царившей в зале. Эти мужественные первопроходцы вдруг почувствовали свою силу в единении. Почувствовало это и новое демократическое руководство области и больше уже таких форумов не собирало.

Негодяи

Справедливости ради надо сказать, что были и такие, кто блажил осанну руководству, но их голос терялся в общем хоре протеста. К тому же потом выяснилось, почему эти угодники-лизоблюды и на собраниях, и в печати вынуждены были подпевать власти. Один из таких «фермеров», отсидевший до этого 7 лет, в порыве откровенности меня поучал: «Ну, что ты всё ходишь в эту свою Ассоциацию, чего там доказываешь! Ведь не получил ты ничего. А вот не хожу к вам в АККОКО, а всё имею. Делай так: приходи к кому надо, и чтоб с глазу на глаз, проси денег, 30% из них обещай ему, и у тебя всё будет! Как у меня», - добавил он, садясь в свой УАЗик с личным водителем. Вид у него был чрезвычайно довольный и выражал недосягаемую высоту полёта над этими «правдолюбцами».

Такое распределение государственных средств обязывало обе стороны: мы тебе дали, ты поимел, и мы поимели, но будь добр отработай – на собраниях и в печати давай рассказывай о том, как хорошо тебе помогает руководство. Иначе больше не получишь. Лично знаю несколько таких «фермеров».

Итак, собрание послужило толчком для активных действий по приручению непокорной Ассоциации чиновниками-бюрократами. Используя в своих целях недовольство некоторых фермеров, трудности становления Ассоциации, играя на обычных человеческих слабостях, на желании некоторых фермеров быстрее всех выбраться из тяжёлого положения, чиновники от сельского хозяйства добились экономического и политического бессилия Ассоциации.

Цель административно-чиновничьей бюрократии – уничтожить фермерскую организацию как сильную, независимую, самоуправляемую (и потому опасную для них) – была достигнута. Как это было – требует подробного изложения, ибо весьма важно знать технологии уничтожения самостоятельных организаций.

Засланный негодяй

Начали с президента Ассоциации Фрея. Его переизбрали не без помощи некоторых фермеров, справедливо желающих улучшить работу Ассоциации. С марта 1992 года исполнительным директором областной фермерской организации стал некто Гончаров Евгений Герцович. В то время, надо сказать, фермеры ещё были у власти своей ассоциации. Работал Совет и Президиум ассоциации, членом которого был и я. Почти все районные ассоциации возглавляли фермеры. Сначала Гончаров произвёл впечатление делового, энергичного и доброжелательного человека. Составлял списки очередников строительства в фермерских хозяйствах, общался с различными организациями, ездил в Москву в АККОР. Заодно и поругивал колхозно-совхозную систему, потрафляя фермерам. Это было несколько странно, так как он в недавнем прошлом возглавлял одно из таких хозяйств.

Первый звонок прозвучал, когда на одном заседании Президиума Гончаров весьма прозрачно намекнул, что ему нужны деньги на взятки. Дескать, он часто ездит в Москву в АККОР, а там чиновники такие, что без этого ни одно дело не решить. А когда его обращение проигнорировали, сказал с чувством: «Значит, будете бедными!» И это действительно произошло не без огромных стараний Исполнительного директора. Помню, что на 1992 год из государственного бюджета на поддержку фермерских хозяйств Калужской области было выделено 100 млн. руб. Из этих денег большая часть предназначалась для строительства подъездных дорог к хозяйствам. Причём, эти деньги выделялись фермерам безвозмездно, как и для подвода электрических линий и воды. Сношение с подрядчиками по дорогам сразу взял на себя Гончаров. Причём, желание фермеров самим быстрее и дешевле найти строителей пресекалось сразу. (Это теперь, умея опыт «капиталистического строительства», мы знаем, что дорожное строительство – самое дорогое, и самые большие откаты можно получить там).

Ещё один негодяй из демократов

В это же время ассоциацию под своё бдительное кураторство взял чиновник из губернаторской администрации Черноусов Геннадий Константинович - крутой демократ. Редкое заседание Совета или Президиума ассоциации проходило без его активного участия. И хотя он не имел права голоса, он весьма ловко направлял ход дела в нужное ему русло.

Так вот, списки составлялись и пересоставлялись по разным причинам, Гончаров всем всё обещал, денег мы всё не получали (хотя они были уже в области), дороги естественно не строились. Велико же было наше удивление, когда за 2 месяца до Нового года на областном общем сельскохозяйственном собрании из отчётного доклада Исполнительного директора Гончарова мы услышали, что на строительство уже освоено 75 млн. руб.! Когда же потребовали уточнить конкретно, в каких районах и что построили, то вразумительного ответа не получили. Тогда собрание возмущённых фермеров решило (и потребовало занести это решение в протокол; запись вела стенографистка), чтобы районные ассоциации собрали сведения по строительству, а руководство в лице Исполнительного директора Гончарова - свои подробные документы и на ближайшем собрании (было предложено – через 1 месяц) сравнить два источника. Всё это происходило очень эмоционально и под всеобщее возмущение присутствующих фермеров.

Решению фермеров особенно сильно противился представитель администрации области Черноусов Г.К. Собранию пришлось энергично настаивать, чтобы решение обязательно внесли в протокол. Не из-за пустяка волновались фермеры: деньги-то по тем временам были нешуточные, хоть уже и не советские, но и не те обесцененные бумажки, которые появились через пару лет.

Эта наша фермерская дерзость весьма не понравилась «всем заинтересованным лицам» и решила окончательно судьбу областной фермерской организации. Конечно же истинного отчёта, на котором мы настаивали в протоколе, мы не получили ни через месяц, ни когда либо. А Черноусов в паре с Гончаровым очень энергично стали ездить по всем районам области. Там они занимались вот чем: по согласованию с районной администрацией внезапно собирали всех фермеров под каким-нибудь благовидным и заманчивым предлогом и проводили перевыборы председателя районной ассоциации, которые тогда, напомню, сплошь были действующие фермеры.

Как действуют негодяи

Помню, как это происходило в нашем районе.

Это просто необходимо рассказать в подробностях, ибо невероятный наглый апломб ничтожного меньшинства в лице двух человек, с которым было проведена эта операция манипулирования большинством, не только поражает результатом, но и достоин изучения, как оружия нашего врага, в данном случае – бюрократа.

Собрали всех фермеров, даже за некоторыми, кто не имел транспорта, прислали автомобили. В зале собрались почти все фермеры района в любопытном ожидании. В президиуме сел председательствующий, районный чиновник, немного испуганный «русский Ваня», а справа и слева от него с каменными лицами сели «два Абрама» - Черноусов и Гончаров. Слегка заикаясь, «Ваня» объявил тему собрания, уточнил повестку: надо переизбрать председателя, исключить его из Совета и Президиума областной организации, а также отозвать его, как делегата очередного Российского съезда фермеров. Некоторые фермеры, я заметил, сидели с низко опущенными головами. Как потом выяснилось, неспроста.

Коротко нам рассказали, почему действующий председатель плохой, обещали, что новый даст фермерам всё. Тут зал немного проснулся, слегка зашумел (было нас около 20 человек), посыпались вопросы.

- А имеем ли мы право исключать человека из Совета и Президиума областной организации? Ведь его выбирали туда все фермеры области?

«Ваня» совсем скис и, густо покраснев, стал дёргать головой направо и налево.

«Два Абрама» глухо забубнили в его сторону:

- Имеем! Имеем! Ставь на голосование! Ставь на голосование, тебе говорят!

Началось голосование.

- Кто ЗА?

Я поднял голову, а так как я сидел предпоследним в зале, то мне было видно всех, кроме одного.

Никто их фермеров не поднял руки!

На вконец растерявшегося «Ваню» энергично зашипели с двух сторон: «- Голосуй дальше! ПРОТИВ, ВОЗДЕРЖАЛСЯ!»

- Кто ПРОТИВ? ВОЗДЕРЖАЛСЯ?

В сторону «Вани» - ещё более энергичный и резки шип: «ЕДИНОГЛАСНО! ЕДИНОГЛАСНО!!!»

- ЕДИНОГЛАСНО!

Ни одной поднятой руки я по-прежнему не увидел!

У меня было такое ощущение, что сплю, и всё происходит во сне. Я не мог поверить в это, как в реальность! После собрания я спросил у того, кто сидел за мной, видел ли он хоть одну поднятую руку? Он с неожиданным энтузиазмом ответил: нет, не видел! Я удивляюсь!... Видно, что и он не поверил своим глазам….

Вот с такой технологией обмана мы столкнулись, столкнулись впервые…. Было ощущение шока, унижения и сильнейшего удивления человеческой мерзостью.

В результате…

За какие-то 2-3 месяца все районы во главе своих ассоциаций получили чиновников из районной администрации, в лучшем случае равнодушных к фермерским делам, но полностью зависимых и управляемых «вертикалью власти». С этого момента фермерская ассоциация Калужской области (АККОКО) стала «живым трупом, и функция финансового распределения полностью перешла к чиновникам.

На этом лирико-романтическая часть фермерства кончилась. Далее пошла проза бюрократического беспредела. Дорвавшись до полного контроля фермерскими средствами, бюрократическая стая волков стала рвать наш бюджет, растаскивая его во все стороны. Естественно, в те стороны, где можно его спокойно «съесть» самому. Появились различные программы, под которые и пошли наши денежки. Например, программа «Картофель» - завод по производству безвирусного картофеля (особенно настаивал новый президент АККОКО – Пронин А.А.). Учредили объединение «Агроцентр», с помощью которого обещали построить кирпичный завод и всю прибыль от него пустить на «социальное развитие фермеров» (настойчиво добивались Гончаров и Белоусов).

Где всё? Где завод? Где кирпич? Где деньги, господа демократы? Впрочем, эти вопросы того времени, и их можно считать риторическими.

С того времени честные фермеры стали опять в униженном положении просителя; «свободный» рыночный хомут на нас уже надели! Зато как преобразились Гончаров, Белоусов и иже с ними! Сколько у них появилось осанистости и самоуважения! Теперь ими полностью сброшены демократические маски, заигрывания с фермерами. В департаменте сельского хозяйства нарисовалась интересная картина: комиссия по фермерским и крестьянским хозяйствам из 20 человек, в которой ни одного фермера!

Что в сухом остатке

Теперь вспомним-вернёмся к изложенному выше письму Васильева. Не ради эмоций и исторической «летописи» написано всё выше изложенное. Желающих надеть хомут любому свободному производителю слишком много. Тут и административно-чиновничья бюрократия, тут и политические шарлатаны вроде «асфальтового фермера» Черниченко, некогда возглавлявшего крестьянскую партию России (где она?), тут и карьеристы-демократы местного масштаба. Короче, «вся президентская рать». Слишком поздно первые российские поняли фермеры, что их интересы никому кроме них не нужны.

И чтобы быть свободным и независимым, надо за это всегда бороться. А чтобы бороться, надо быть сильными. А чтобы быть сильными – надо объединяться. Объединение всегда требует некоторых личных жертв. Но если этих жертв не принести, в дальнейшем всегда проиграешь в 100 раз больше!

Меняются политические системы, распадаются страны, империи, меняются идеалы и лозунги, а бюрократы (эти социальные паразиты) остаются! И вот парадокс: чем меньше в стране денег, тем больше чиновников-бюрократов на всех уровнях! Так может, надо идти от противного: чем меньше чиновников, тем больше будет денег?!

Сущность бюрократизма есть социальный паразитизм! Больше ничего они сами не умеют: они – негодяи. От слова негодный. Поэтому паразитирование у них – программа выживания. Поэтому они будут сопротивляться всегда до своей погибели. Иначе говоря, борьба с ними должна быть постоянной, продуманной и коллективной.

Разрушительная деятельность таких негодяев областного масштаба, как Черноусов и Гончаров, и всероссийского - таких как Черниченко, настолько велика, что ещё ждёт своего исследования и достойной оценки.

В любом виде честной и нормальной (производительной) деятельности необходимо помнить слова американского фермера, приведённые в начале, и то, что без объединённой борьбы нигде ничего не добьёшься.

Думаю, история фермерства в Калужской области типична для всей России. Мы здесь коснулись только бюрократии. А есть ведь ещё история местной приватизации, которая весьма интересна и поучительна для последующих поколений.

А замечательные люди, стоявшие у истоков фермерства в Калужской области, фермеры первой волны, несмотря на то, как у них сложилась жизнь, достойны самого большого уважения. Где вы, мои соратники? Перечисляю тех, кого вспомнил: Романцов, Иванушкин, Вьюгин, Пономарёв, Сычёв, Леонов, Куксин, Кожанов, Трусов, Живов и другие…. Доброго вам здоровья!


Возврат к списку