Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Татьяна Галактионова: "Трудись, не воруй, не пей". Фермер о том, как поднять хозяйство и страну

02.07.2014 Ольга Коробицына (АиФ

Татьяна Галактионова: "Трудись, не воруй, не пей". Фермер о том, как поднять хозяйство и страну

В её хозяйстве растёт одна лишь красота - цветы, ягоды, кустарники, хвойные и фруктовые деревья. Простая учительница математики из Санкт-Петербурга с нуля создала один из самых успешных агропитомников страны.

Татьяна Галактионова на своих 17 гектарах - и директор, и прораб, и продавец. Она снуёт по плантации, общаясь с покупателями, руководя работниками и ежеминутно отвечая на телефонные звонки. А посреди этого цветочно-ягодного рая достраивается её терем с аистом на крыше - здесь Татьяна Валентиновна будет нянчить внуков.

«На земле думать надо»

Ольга Коробицына, «АиФ»: Татьяна Валентиновна, как же вас от задачек и теорем «приземлило» к грядкам?

Татьяна Галактионова: Когда перестройка началась, у меня на руках было трое детей - сын и две дочки. И зар­плата в сто рублей в месяц. Мужа нет, одна - а надо как-то их растить, кормить. Стала думать, чем заняться. Я хорошо знала цветы: в детстве жила в Сочи, мама там трудилась цветоводом. И вот решилась открыть цветочный магазин. Потом два года копила, чтобы купить кусок земли и начать выращивать цветы самой. И наконец свершилось. Правда, землёй моё приобретение являлось лишь на бумаге, а на деле - болотом. Но обнаружилось это уже весной, когда сошёл снег. Начала пахать - трактор… провалился по крышу! Но я же педагог, мне терпения не занимать. Болото? Осушим! Только вот ушло на решение этой задачки 10 лет. Столько пришлось ждать, чтобы посадить на своей земле первый саженец. А первый рубль мы с детьми получили с нашей «золотой» земли только через 15 лет. До того всё, что зарабатывали в городе, вкладывали сюда.

- Недаром многие политики наше сельское хозяйство называют чёрной дырой, в которой исчезают любые деньги... Правда, ваш пример показывает, что у этой дыры всё-таки есть дно, от которого можно оттолкнуться. Почему же отечественному аграрному сектору никак не удаётся это сделать?

- Сельское хозяйство - это тяжёлый труд. Его надо любить. Вот я работаю без выходных и без продыхов - не могу без этого, постоянно что-то новенькое в своей сфере ищу. То черникой увлекусь, то ёлочками. И самое приятное - понимать: всё это очень нужно и интересно людям. Когда расцветает сирень - а она у меня и красная, и розовая, и синяя, и голубая, и бордовая, - десятки сортов, - здесь начинается столпотворение. А в этом году я душу вкладываю в плакучую яблоню. Мы её вырастили в лаборатории, и вот она зацвела. Теперь начнём размножать. Радость!

Но помимо сердца нужен ум. Если физические руки ещё можно найти (мне, например, не только рабочие, но и зятья помогают), то руки с головой - это большой дефицит. А на земле думать надо. И толковые кадры важно беречь, холить и лелеять.

Джинн Лодырь

- Ваш сотрудник мне рассказал, пока проводил экскурсию по хозяйству, что вы оплачиваете работникам долгосрочный зимний отпуск...

- Да, потому что хороших людей надо удерживать. У нас ведь сезонное производство, а жить на что-то надо и в холодное время года. Трудолюбивых мало. Лень - известная всему миру русская черта. Как-то ко мне приезжала делегация школьников из Америки. Я обратила внимание, что дети не пьют простую нашу воду, даже чай. Пили только покупную, из бутылок. Стала допытываться - почему? Они долго стеснялись, а потом мне рассказали: им объяснили, что в нашей воде живёт джинн Лодырь и если её пить, тоже лодырем станешь. Мир считает, что Россия не поднялась только из-за того, что живут в ней лодыри. И это действительно так. Вот я, когда принимаю на работу, предлагаю и в выходные подрабатывать, и по вечерам - всё равно ведь потом 4 месяца отдыхать. Думаете, многие соглашаются?

Но лень ещё можно переломить: когда люди в нашу атмосферу попадают и видят, как все работают, сами в этот ритм входят. А вот пьянку нашу местную нельзя исправить... В сёлах людям заниматься особо нечем - хозяйств таких, как у меня, пока мало, - вот они и пьют. Но пьянство тоже проистекает от лени. Надо чем-то себя во время безделья занять. Почему бы не бутылкой? От лени все наши беды.

- 24-летняя председатель колхоза из Костромской области говорила мне, что борьба с пьянством - самая сложная составляющая работы на селе...

- Я даже алкотестер покупала, как у дорожных инспекторов, чтобы проверять сотрудников. За выпивку ввела наказание. А кого-то перед выбором ставила: или кодируем, или увольняем. И вот некоторые, прожив год насильно трезвыми, посмотрели на жизнь другими глазами. В конце концов, всех алкашей мы победили. Сейчас ведём борьбу с куревом. Для курения отведена одна будочка, в которую можно пойти только в обеденный перерыв. И посетителей просим не курить - везде плакаты висят: «Благодарим вас, что вы не курите у нас!» И уже несколько курильщиков с этой привычкой завязали - всё равно ведь большую часть дня находишься без сигарет, на свежем воздухе и потихоньку от них отвыкаешь.

Конечно, «доброжелателей» тоже хватает. Два года назад сожгли мою котельную... Но трудности закаляют.

«Нашему человеку хозяин нужен»

- Есть мнение, что поднять аграрный сектор России можно только за счёт колхозов, которые существуют по общинному прин­ципу: страна у нас огромная - и небольшим частным хозяйствам просто не выжить.

- Я считаю наоборот. Колхоз - это что? Место, где хозяина нет. А русскому человеку хозяин нужен. Без него никуда.

Америка же тоже большая страна - и ничего, фермеры прекрасно живут. Просто им государство очень помогает. Когда я изучала технологию производства черники, ездила туда и попросила знакомую сопроводить меня по фермерским хозяйствам. А она, недолго думая, написала в министерство - у них это запросто. И что вы думаете? По всем черничным плантациям меня сопровождал замминист­ра сельского хозяйст­ва США! У нас такое и представить себе нельзя. Спрашиваю у одного их фермера: а чем это у вас вон тот кустик болеет? Он говорит: «Понятия не имею, завтра приедут люди из университета, возьмут листики на экспертизу, потом вернутся и всё мне обработают». Сколько же, спрашиваю, это вам будет стоить? А в ответ: «Как стоить? Мы же налоги платим!» За налоги им подсказывают - когда ягоду собирать, чем поливать. После обучения фермерам выдают бизнес-планы - надо только выбрать, какую культуру выращивать. Всеми их заботами занимается государство. К ним проверки приходят, чтобы выявить, не нужна ли какая-то помощь, а у нас - чтобы выявить, нельзя ли что-то ещё содрать.

И не воруют они. Там плантации ничем не огорожены, и никто не приезжает и не «прихватизирует».

- А у нас так когда-нибудь будет?

- Для этого нам нужно воспитать новое поколение. Бородатый анекдот: «Мальчик, кем работают твои родители?» - «Не знаю». - «А что они домой с работы приносят?» - «Ничего». - «А, значит, на железобетонном заводе». Первое время мне рабочие говорили: «Нас 70 лет учили воровать, а вы хотите за сезон отучить». А хочу! И сдвиги есть. Молодёжь уже другая, они хотят жить по-честному. Но должно смениться не одно поколение, пока на генетиче­ском уровне закрепятся базовые ценности: трудись, не воруй, не пей. На этом не только сельское хозяйст­во поднимется, но и вся страна.

У меня в этом году особенный урожай - мне две дочки дарят аж по две внучки! И будет у меня уже шесть внуков. Вот так я всю жизнь выращиваю - учеников, детей, внуков и растения. И всех их люблю.

Источник статьи


Возврат к списку